03:30 

тундра-5

thett
светолюбивое растение
Коварство его замысла начало открываться парой дней позже, когда Юри обнаружил себя в душе с определенного рода проблемой и отсутствием дружественной руки, готовой оказать помощь. Всякий раз, стоило делу принять серьезный оборот, Виктор изобретал новые предлоги для того, чтобы уйти от ответственности. Сперва Юри показалось, что Витя принял близко к сердцу его предложение вести себя прилично - но очень скоро осознал, что причина кроется в другом.
Тем вечером Юри успешно продвигался от страха быть застигнутым к халатнейшему равнодушию по отношению к семье и гостям отеля. Все шло как обычно: верхняя одежда и майки лежали на полу, Витя лежал на Юри, джинсы были спущены до колен, а поцелуи выстилали дорожку вниз от солнечного сплетения. Тогда-то все и началось. Обнимая бока Юри обеими руками, Витя затих на полпути, устроил голову на животе и пробормотал что-то о свежем воздухе, сытной пище и потребности в здоровом сне. На взгляд Юри, в этом ряду не хватало пары принципиально важных моментов, но Юри свои взгляды никому не навязывал. Он пожал плечами, ополоснулся холодной водой и благополучно заснул, предвкушая следующее утро. Во сне семнадцать Викторов всех возрастов и конфигураций водили хоровод вокруг маленького Юри. Маленький Юри, ничуть не смущаясь, ел шоколадную медаль, попутно очищая ее от золотой фольги.
Следующим утром Юри разбудил щекотный шепот. Шепот обещанием просочился под кожу и стек по животу, где завязался обжигающим узлом, когда до Юри дошел его смысл: Виктор напоминал о необходимости поддерживать режим и форму и приглашал Юри на пробежку, до которой оставалось ни больше ни меньше пятнадцать минут. Само собой, Юри проспал и пятнадцать, и двадцать. Разумеется, Виктор страшно оскорбился. Он дулся до вечера и показательно устроился на отдельном диване, обсуждая с Мари тактику обхода соперников. Судя по фигурировавшим в обсуждении именам, речь шла не об отборочных и даже не о первом этапе, а как минимум о финале Гран-при. Виктор видел состав участников ясно как белый день.
- Насчет Юры я даже не сомневаюсь. Этот себе место пробьет.
- С разворота, - вполголоса заметил Юри. Столкновение с Плисецким оставило в его душе незаживающий след.
- Потянет ли взрослое катание на том же уровне? Поживем - увидим. Если Яков дрючит его так, как меня, то он у всех нас золото уведет.
“И серебро тоже. И бронзу. И кольца подрежет”.
- Джакометти слишком собой любуется. Запорет прыжки. Алтына можно сделать на артистичности. Если Леруа пройдет, с ним придется пободаться. Если не пройдет, то наверняка столкнемся с Пичитом. Соревноваться с друзьями тяжело, по себе знаю. Каждый раз плакал, когда обходил Гошу.
- А как обойти себя, ты его научишь? - спросила Мари. В ее выдубленном морем голосом слышались мягкие нотки.
- Этому его учить не нужно, - отмахнулся Витя, - вопрос в том, захочет ли.
“Вопрос в том, насколько хорошо ты будешь отвлекать меня от тревожности”, - сумрачно подумал Юри. Все методы Никифорова лежали перед ним как на ладони.
Главным методом Никифорова был сам Никифоров. Не стоило забывать о том, что еще недавно сердце Юри падало в пятки от одного брошенного мельком взгляда. Изменилось немногое: теперь Юри знал, что с Виктором происходит что-то похожее, но его собственному падению это никак не мешало. Главным методом Вити был он сам - прищур глаз, безраздельно направленное внимание, изгиб мармеладных губ. Выражение, с которым он смотрел на заторможенно раздевающегося перед баней Юри. То, как он говорил:
- Еще один такой стриптиз, и я за себя не отвечаю.
- Стриптиза не будет, - пообещал Юри, - как насчет шеста?
По тому, как осветилось его лицо, Юри понял, что попал в точку. Знакомство с учительницей Минако стало неизбежным. На этот счет Юри нисколько не волновался и был прав: они спелись с первого слова. Между ними промелькнула искра. Божье знамение взмыло в небо над их головами. Минако и Витю объединяли две вещи: любовь к показательным выступлениям и любовь к алкоголю, и вместе они были непобедимы.
Признаться, Юри рассчитывал на ее помощь и поддержку. Честно сказать, ему не помешала бы консультация относительно хореографии в программах. Помимо выдающихся личных качеств, Минако была и оставалась знатоком своего дела и могла разрешить некоторые мучившие Юри вопросы. В Детройте у него не было хореографа; Челестино обладал ярко выраженной маскулинностью и не подходил для этого разговора, а Витя был нем как лабрадор и не мог объяснить, как он делает то, что делает.
Бесполезно. Оставшееся до отборочных время Витя и Минако провели в затяжной экскурсии по окрестным барам, обсуждая технику танцев на шесте и на полу, с партнером и соло. Они не стеснялись комментировать выступления Юри при нем же, чем повергали Юри в смятение. Их сплетничество распространялось на все ведущие балетные труппы. Минако не скупилась на жалость, выслушивая сбивчивый рассказ Виктора о детстве, проведенном у станка под надзором Лилии Барановской. В нужные моменты она округляла глаза, в иные - молча подливала. Виктор обрел благодарного слушателя и беззастенчиво пользовался возможностью.
- А тренажеры со ступеньками. Как их.
- Степперы, - подсказал Юри.
- Да. В Питере не было степперов. Но Яков нашел решение!
Витя скорбно хлопнул ресницами и опустошил рюмку. Понятливая Минако протянула ему бутылку.
- Какое решение нашел господин Фельцман?
- Господин Фельцман, - глаза Виктора сощурились в щелки, - гонял меня по эскалатору на Спортивной. Вверх-вниз, вверх-вниз. А сам ехал рядом и подгонял.
- Ужасно, - прошептала Минако. Если она и переигрывала, Виктор этого не замечал. Этого даже Юри не замечал.
- Какая там была глубина? - уточнил Юри.
- Шестьдесят четыре метра, - Виктор смахнул воображаемую слезинку, - двести шестьдесят ступенек. Мои большие ягодичные мышцы помнят их все. Хочешь потрогать?
Юри не понял, кому именно он это предложил, и тактично воздержался. Минако последовала его примеру.
- Это ничего, - утешила она Витю, - у нас в горах есть храм, а Юри всегда любил покушать.
- Не надо, - попросил Юри.
- И если он съедал лишнюю булочку, то бегал к храму и обратно. На время!
- У нас так много общего, - Витя увлеченно делал вид, что вот-вот расплачется, - и булочки здесь вкусные. В Питере таких нету.
- И не надо, - сказал Юри, - там ведь и степперов нет.
- Он такой жестокий, - пожаловался Виктор, как будто Юри не сидел с ними за столом.
- У него были хорошие учителя, - приосанилась Минако.
- Я хочу домой, - заключил Витя и совсем пригорюнился. Юри редко заставал его в этом состоянии - почуяв близость экзистенциальной грусти, Витя белой лисой уходил умирать в лес. Либо предпочитал до этого не доводить, что тоже работало.
- Юри, - Минако выразительно подвигала бровями, - кажется, тебе пора отвести Виктора наверх.
- И правда, - поддакнул Виктор, - отнеси меня в постель.
Минако поперхнулась, но удержала лицо - насколько это было возможно. Сегодня они напивались прямо в гостинице, и потому особенно безобразно. Юри раскланялся с Минако, помахал матери и закинул руку Виктора к себе на плечо. Ноша была нелегкой, но Юри был ей рад. В груди, несмотря на разговоры сомнительного содержания, расползалось уверенное тепло. Никифоров сумел расположить к себе всех, кто был дорог Юри, и Юри не чувствовал жадности. Люди, которые любили Юри, полюбили и Виктора; Юри тоже любил Виктора, и сквозь это чувство пробивались отразившиеся по загадочной траектории голоса родных и друзей. Так ясно Юри не слышал их еще никогда.
Похмелье, которым Никифоров расплатился за вечер задушевной беседы, было монструозным. Три часа из четырех проведенных ими в пути он проспал, пропитывая алкогольным дыханием шарф Юри. В этом были свои плюсы: Юри насмотрелся в окно за все проведенные вдали от родины годы. Мимо пролетали города и деревни, кладбища и мосты, поля для гольфа, парки, море и горы, горы, горы. Витя проснулся, когда проезжали Хиросиму. Юри ожидал дурацких вопросов, которыми его закидывали американские знакомые, стоило им узнать о происхождении Юри - но Виктор, как всегда, сумел его удивить.
- Минако - мировая тетя, - сообщил он, перекусив выданным мамой пайком, - что тебя с ней связывает?
- Она учила меня танцевать, - Юри пожал плечами. Разве это было не очевидно?
- Мне кажется, здесь кроется какая-то классная история.
- Никакой истории. В детстве я был очень стеснительным, - Юри поискал слово, - зажатым, так они говорили. Родители отдали меня на танцы.
- И как, помогло от стеснительности?
- Не очень, - хмыкнул Юри, - зато научился танцевать брейк.
Никифоров окинул Юри серьезным долгим взглядом. К его подбородку прилипла рисинка, сводя драматичность к нулю.
- Никогда бы не подумал, что ты танцуешь брейк.
“Я тоже не верил слухам, пока не увидел тебя на банкете”.
- Ты многого обо мне не знаешь, - улыбнулся Юри.
- Пусть так и будет, - решил Витя и уютно вздохнул, укладывая голову Юри на плечо.

интермедия. история запросов

docs.google.com
В твоем городе солнце. В твоем доме деревянные полы. Листья падают на крышу и стучат как дождь. Наступает осень, но трава еще зелена. По утрам она светится особым светом, как на лужайке перед домом в Гатчине. Острое ощущение жизни - ни будущего, ни прошлого, только настоящий момент, когда нет ничего невозможного. Тогда я об этом еще не знал, но это было лучшее лето. Я забыл, что так бывает, но ты мне напомнил. Я думал, что это никогда не повторится. Ты убедил меня в том, что я был неправ.


У него были проблемы посерьезнее детских комплексов. Благодаря танцам и катанию Юри научился говорить телом лучше, чем подчас получалось словами; Никифоров же упорно гнул свою линию, прерывая их разговоры в самых неподходящих местах. После долгого дня в Окаяме он распустил узел галстука и многозначительно спросил, на чем же они остановились в прошлый раз.
Прошлый раз был жемчужиной коллекции обломов. Шедевром престарелого динамщика. Венцом на могиле выдержки и терпения Юри. Пару вечеров назад, лежа в кровати, Виктор предложил посмотреть кино. Юри честно следил за сюжетом, пока несносный Никифоров изучал губами его щеки и шею. Юри оставил попытки понять, что это было: проснувшаяся некстати совесть или какой-то намек, который Юри в силу иного культурного бэкграунда не мог распознать? Он просто смотрел кино и неминуемо, неизбежно, против своей воли возбуждался. Прислонив планшет к изголовью кровати, Никифоров задрал на Юри майку и уплыл вниз, прослеживая затяжным поцелуем все позвонки от загривка до крестца. Язык легко скользнул по пояснице, задержался в ямке между ягодиц. Юри опустил голову на сложенные руки, согнул ногу в колене - было ясно, к чему все шло, и Юри стал бы последним человеком, который мог этому противиться, и если Виктору вздумалось поиграть в незаметного соблазнителя, значит, так тому и быть.
- Ой, - сказал Виктор, - мой любимый момент. Смотри внимательно.
Юри прикусил губу и поерзал, смещая жмущую ткань домашних брюк. Тот вечер предсказуемо ничем не кончился - как и вечер до того, и предыдущий, как ничем не кончались все вечера, дни и ночи, проведенные в Хасецу.
- Прежде чем мы продолжим, - сказал Юри, вернувшись из путешествия по чудесным воспоминаниям, - я хочу спросить. Тебя чем-то смущают мои родители?
- Вообще ничем, - удивился Виктор, стягивая брюки вместе с бельем.
- Тогда, возможно, моя сестра?
- Тоже нет, - покачал головой Витя. Сверкая подкачанным прессом, он упал на кровать и поманил Юри взглядом.
- Наверное, дело во мне?
- Угадал, - улыбнулся Никифоров, - ты все еще не здесь.
Этому невозможно было воспротивиться. Юри и не пытался: он шагнул вперед, влился в объятие, отдавая себе отчет в том, что происходящее, подчиняясь прихоти Никифорова, может снова ничем не кончиться, и принимая это. Юри положил ладони на широкую белую грудь и сомкнул зубы на яремной вене.
Очень скоро он потерял счет времени. Когда Юри в последний раз смотрел на часы, часы показывали восемь - но сейчас он даже не мог сказать, в какую сторону им следует идти. Сплетение рук и ног в неспешном подобии калейдоскопа перетекало в новые конфигурации. Юри лежал на боку, подмяв под себя Виктора; долго гладил торс, каждый раз нечаянно задевая соски, пока Виктор не начал вымученно хрипло стонать. Юри проглотил стоны с его губ, слизнул с языка - целовал глубоко, обстоятельно, чтобы ничего не упустить. Витя таял в руках и грозился исчезнуть совсем, но вместо того собрал себя по кусочкам, обернулся вокруг Юри голодным змеем. Его губы и руки жалили точечными прикосновениями куда придется, куда попало - внутренний сгиб локтя, граница между ребрами и животом, основание члена, коленная чашечка, мизинец на ноге, большой палец руки (целиком погрузился в рот, выскочил скользким и мокрым с соленым звуком), уголок губ, ямка на подбородке. Когда Юри уже едва мог дышать от непредсказуемости его поцелуев, когда Юри прикусил губы от предвкушения, Виктор лег рядом и небрежно, жгуче прошелся ладонью по члену. Юри услышал, как позорный всхлип вылетает из горла. Это было именно то, что было ему нужно, то, чего он хотел - в любой вариации, хоть на полу в ванной, хоть на потолке, но на кровати все-таки лучше. Взаимность. Утоление боли.
Юри вжался в него всем телом, перемолотыми в крошку костями. Он был очень близко. Хоть быстро, хоть медленно. Пожалуйста, возьми. Пожалуйста, дай. Его трясло от близости - но близость была недостаточной. Виктор слышал все мольбы и просьбы Юри. Он не торопился: гладил легко, невесомо, не уменьшая жажду, а только преумножая. Он не удивился, когда Юри вжал его в кровать, коленом раздвинув ноги. Юри отсчитывал секунды до взрыва, беспорядочно оглаживая лодыжки и икры, фигурный изгиб бедра, безупречные крылья подвздошных косточек. Когда Юри подтянул его задницу выше, Виктор нежно застонал и скрестил щиколотки на пояснице Юри - а потом сказал совершенно трезвым тренерским голосом.
- Завтра соревнования. Тебе нужно выспаться.
Его бедра застыли всего на десяток сантиметров ниже, чем было нужно Юри.
- Я выносливый, - тихо предложил Юри, гладя кончиками пальцев его горло, - ты знаешь.
- Ты выносливый. Я знаю, - Витю била выразительная дрожь. Она говорила что-то гораздо больше похожее на правду, чем его бестолковый рот.
Никифоров помедлил, а потом решительно выбрался из-под Юри и направился в ванную. Это не было “да”, не было “нет” - Юри лежал и надеялся неизвестно на что, а потом он заснул, убаюканный горячечным ожиданием, и проснулся только завтра, а завтра были соревнования.
Накопившееся возбуждение казалось невыносимым, но стоило Юри войти в ледовый дворец, как оно преобразовалось в жгучую решимость. По высушенной коже бегали искры, угрожая спалить тонкую синтетику костюма и отдаваясь внутри нервным эхом.
- Я указал в короткой программе эрос, - сообщил Витя, - правильно сделал?
- Правильно, - скрипнул зубами Юри. Лучшего состояния, чтобы исполнять песню о соблазнении, нельзя было и придумать. Наверняка Виктор этого и добивался - но сейчас у Юри не было сил на него злиться. У него даже на беспокойство не было сил. Чего бы ни добивался Виктор, он преуспел в своем замысле на сто двадцать процентов и должен был за это поплатиться. Сразу же после объявления результатов.
Растяжка помогла согреть окаменевшие мышцы и немного ослабить напряжение. Лежа на коврике в расслабленном прямом шпагате, Юри видел перед глазами только теплую темноту. Она была родной и желанной; она обещала избавление от боли, не одним путем, так другим. Справлялся же он как-то раньше. Тренировки и плакаты никогда не подводили, в отличие от ветреного Никифорова. Юри мог пойти и откатать короткую на сотню; потом пойти и откатать произвольную на две, а потом вернуться в Хасецу и бегать к храму и обратно, пока ноги не отсохнут, а из головы не выветрятся глупые влюбленные мысли. Помимо этого можно было попросить Виктора о снисхождении, но так низко Юри еще не пал.
Увлеченный наполеоновскими планами, Юри забыл сравнить себя с остальными участниками соревнований и посетовать на свой почтенный возраст. Смакуя предстоящие физические нагрузки, - кто бы знал, как Юри ненавидел пробежки! - он не придал особого внимания жеребьевке, подарившей ему первый прокат. Больше, чем пробежки, Юри ненавидел только выходить на лед первым, но сегодня это было на руку. Первое место в расстрельном списке гарантировало ему скорейшее уединение в туалетной кабинке, а Никифорова с его манипулятивными отмазками пусть бы побрали морские черти.
Упомянутый Никифоров, почуяв настроение Юри, куда-то испарился, и оставшиеся до проката полчаса Юри провел за беседой с фанатами. Он никогда не находил себя тщеславным, но в том, чтобы служить примером для нового поколения, было нечто почетное; они стремились победить его как старшего брата, а ближайший конкурент, бесконечно далекий, даже взял за основу выступления позапрошлогоднюю артурианскую постановку Юри. Было легко забыть о жизни, которая происходила за стенами местного дворца, и представить, что ничего не изменилось, что его ждут лишь родная семейная трясина и безуспешные попытки приблизиться к совершенству, застой и уныние под крышей катательного клуба Детройта. Все было как всегда: холодные стянутые шнуровкой ступни, белый свет ламп и гул комментаторов, развлекающих публику.
- И наконец, долгожданное возвращение лидирующего в рейтинге Федерации Кацуки Юри, - донесся бодрый голос Маруки, - и его тренера - Челестино…
Юри посмотрел на трибуны. У бортика, одетый в русскую форму от Боско, беззастенчиво красовался Виктор Никифоров с пропуском Челестино на груди.
- Чалдини, - стушевался Марука.
Камера взяла лицо Виктора крупным планом. Виктор сверкнул отработанной улыбкой и сдул с лица челку. Публика отозвалась восхищенным вздохом.
- Которого заменяет легендарный Виктор Никифоров, - закончил Марука.
- Ты украл пропуск, - вздохнул Юри.
Он переместился к бортику. Представления были окончены, часы отсчитывали последние секунды разминки, прочие участники покинули лед. Настало время осуществить долгожданное возвращение. Под ложечкой засосало; Юри некстати вспомнил, чем кончилось его последнее выступление, и приготовился к тошнотворному всплеску тревоги.
- Одолжил, - поправил Витя, - Челестино был не против.
Затянутая черной сеткой рука уже начинала замерзать. Виктор протянул Юри бутылку с водой. В этот момент полагалось обменяться многозначительными словами, получить напутствие и пожелание удачи. Виктор пожевал губу - очевидно, что к роли заместителя он относился ответственно.
- О чем ты думаешь, когда катаешь эрос? - спросил Витя.
Это было последнее, что Юри ожидал услышать.
- О том, что я котлета из кацудона, - сказал Юри. Дурацкому вопросу - дурацкий ответ.
Витя смешался, но только на секунду. Он знал, как вырулить любую ситуацию в свою пользу.
- Кацудон вкусный, - глубокомысленно заметил Виктор, - но ты вкуснее.
Девять граммов любви с хрустом ударили Юри между бровей. Хедшот. Комбо. Фаталити. Соревноваться с ним в красноречии было невозможно - Виктор побеждал в любой схватке, и у Юри был только один шанс выиграть. Благодаря изнурительным тренировкам, десяткам тысяч часов, проведенных на катке и на танцполе, Юри научился говорить жестами, движениями и взглядами; и на этот раз Виктор не смог бы ему помешать.

интермедия. история запросов

Яндекс
я искала тебя годами долгими
в светло-серых дворцах из стекла и бетона
но вот тяжелое небо над разбитой дорогой
она извернется родит тебе двойню
если ты слышишь если ты слышишь меня
любовь как прогулка по минным полям
любовь это что-то вроде пожара
женщины смотрят в глаза мне и плачут от жажды
и сводит с ума всех влюбленных на свете
представляешь какие у нас будут дети
эта земля была нашей пока мы не увязли в борьбе
колеса любви едут прямо на свет


Теплая и темная кладовка выгодно отличалась от ослепительно холодной поверхности катка. Юри чувствовал, как на щеках проступают красные пятна. По шее скользнула капля пота. Черный костюм ощущался после проката настолько же отвратительно, насколько восхитительно смотрелся во время него.
На стульчике лежал томик классической поэзии. Справа находилась тележка с ведром и швабрами. Слева высился стеллаж, уставленный бутылками с бытовой химией и заваленный забытыми вещами - перчатками, зонтами, детскими шапочками. Между стеллажом и стулом стоял Виктор Никифоров и бессознательно трогал покусанные губы.
- Ты точно этого хочешь? - уточнил Виктор.
- Еще один такой вопрос, и я буду ночевать в другом номере, - проинформировал его Юри.
- Я сделал это для твоего же блага, - возмутился Витя.
- Я вполне могу самостоятельно принимать решения относительно того, что для меня является благом, а что нет.
В груди медленно поднималась волна кипящего металла. От раздражения Юри начал выражаться слишком официально. Жаль, что Виктор не говорил на японском - сегодня Юри мог бы воздать ему все почести.
- Мне всегда тяжело кататься после того, как я… - Виктор запнулся, - ну ты понял. Очень трудно собраться.
Юри выдохнул. Он подозревал что-то в этом роде. Что-то намного вероломнее, если быть честным. По сравнению с тем, что он подозревал, оправдание Виктора было ангельски-невинным.
- А мне нет, - сказал Юри, - я же говорил. Я справлюсь.
- Стойкий оловянный солдатик, - похвалил Витя, - ну ведь хорошо получилось.
- Лучше не бывает, - согласился Юри. Баллы за выступление говорили сами за себя.
Сочтя тему закрытой, он потянул вниз язычок молнии на красно-белой форме. Под курткой ничего не было.
- Ты всегда ходишь без майки? - удивился Юри.
- Нет, - сказал Витя, - только когда чего-то жду.
- Чего ты ждешь? - язык заплетался.
- Тебя.
Металл застыл чугунным спокойствием, вновь найденной уверенностью. Юри положил руку между грудных мышц, повел наверх; раскрытой ладонью обвил шею, погладил затылок. Витя прикрыл глаза, завел руки за спину Юри, отработанным движением зацепил молнию - а в следующую секунду он уже стоял на коленях. Юри выскользнул из верхней части костюма как из змеиной кожи. Его бросило в холод, потом сразу в жар: Виктор не церемонился. Губы правильно и жадно сомкнулись на головке, заставив Юри рассмотреть возможность того, что Никифоров ждал этого момента ничуть не меньше. Чтобы проверить свою гипотезу, Юри придержал ладонью макушку и толкнул бедра вперед. Виктор податливо насадился горлом на член. Дальше Юри был с ним более ласков - насколько можно быть ласковым, когда обнимаешь чужую голову обеими руками и присваиваешь себе голодный рот.
В крови пел адреналин. Возбуждение копилось слишком долго, чтобы Юри был способен на что-то приличное по длительности. Это и не было нужным: никто не устраивает марафоны, заперевшись в кладовке. В горле застыл сдавленный высокий стон. Надеюсь, ты не принесешь мне цветы. Шампанского тоже не нужно. Проводи меня в номер, отнеси в постель; будь ближе, будь на моей стороне. Не слишком ли много Юри просил? Он брал больше, чем когда-либо был способен отдать.
По всему выходило, что Виктор так не считал. Он посвящал Юри стихи, вырисовывал языком по стволу. Он помнил все их ссоры и стоял перед Юри на коленях. Он замалчивал недостатки и превозносил достоинства, принимая Юри так глубоко, как умел, а поскольку умел он многое, Юри хватило ненадолго, но долго было не нужно.
На тот короткий момент, пока Юри пытался отдышаться, в его глазах мелькнул страх. Опасение быть отвергнутым, обойденным - словом, тем, кем он невольно заставил Юри себя почувствовать в последние дни. Он боялся совершенно напрасно. Юри никогда не причинил бы ему боли. Юри погладил мокрые лопатки, развернул Виктора и прижал к своей груди. Запустил ладонь под пояс форменных брюк. Витя глубоко забрал воздух, выдохнул; склонил голову, подставляя загривок губам, и попросил: “пожалуйста”. Он вжался в Юри, плавя горячей спиной спандекс куртки, подался бедрами назад, переплел пальцы с пальцами Юри, настойчиво предлагая двигать кулаком быстрее и жестче.
Юри решил, что он торопит события. Юри не был злопамятным - напротив, он ценил простые радости жизни и наслаждался каждым глотком. Тесная хватка его пальцев разжалась и сомкнулась снова, но уже на запястье Виктора, ограничивая подвижность, вынуждая дрочить самому себе - медленнее, с оттяжкой.
Витя низко застонал. Ладонь Юри лежала у него на животе - и Юри почувствовал, как красивые, будто рисованные мышцы хаотично и мелко дрожат. Ощущать это было как прыгнуть голым в кипяток. Витя прижал вторую руку своей, повел сцепленными ладонями вверх, туда, где на тонкой нитке висело колотящееся сердце. Юри мог разбить его одним движением. Оно пыталось о чем-то рассказать; Витя продублировал неразличимые слова раскаленным сухим шепотом. “Не оставляй меня”.
Юри поцеловал его плечо, отодвинув щекой ворот болтающейся куртки. В каморке едва ощутимо пахло детергентом и тряпичной рухлядью. На шее Виктора застыл отголосок одеколона. Шея была соленой и серебряной на вкус; Юри задумчиво прошелся губами до мочки уха, пытаясь понять, что было в этом запахе такого, что он вызывал подобный всесильный голод. Витя всхлипнул, вырывая запястье из хватки Юри, и в несколько движений довершил начатое, и на одну сияющую секунду Юри показалось, что он может дать больше, чем было испрошено - потому что у того, что Юри чувствовал к Виктору Никифорову, не было ни восстановительного периода, ни разума, ни имени.
Месяц спустя Юри взял вторую медаль в сезоне - на этот раз серебряную. В Милуоки все прошло не так гладко, потому что Виктора не было рядом, чтобы отвлекать Юри от нескончаемого потока размышлений, а Челестино концепцию тревоги не понимал изначально.
- Брось, - хлопнул он Юри по плечу, - мы их размажем.
Челестино был как согретая солнцем скала. Юри не разделял его оптимизма. В ночь перед короткой, сосчитав все каналы в телевизоре (сто шестьдесят два) и все трещины на гостиничном потолке (девять), Юри сорвался и нажаловался Пичиту. Благо, Пичит отдыхал на соседней кровати и поминутно скидывал Юри картинки с милыми животными. Должно быть, это его успокаивало.
- Поговори об этом со своим парнем, - посоветовал Пичит, выслушав Юри. Впервые за долгое время им предстояло соревноваться на одном льду - но Пичита не смущало даже это. Он тоже вырос под каким-то ласковым солнцем.
- У меня нет парня, - отрекся Юри.
- Никифоров - женщина? - притворно удивился Пичит, - у меня гора с плеч свалилась. Сможете сыграть свадьбу, не вызвав волну протестов и общественного порицания.
- Таиланд, страна свободных нравов, - сказал в потолок Юри. Пичит на наезд не отреагировал.
- Серьезно, поговори со своим Никифоровым.
- Чтобы он разочаровался во мне и убедился в том, что я не стою его времени и усилий?
- Чтобы укрепить эмоциональную связь.
Юри поперхнулся. Это был веский аргумент.
- Вообще-то люди заводят близкие отношения, чтобы друг друга понимать и поддерживать, - пропел Пичит.
- Это от меня ускользнуло, - признался Юри.
- Неудивительно. Вы были очень заняты, опорочивая все доступные поверхности.
- Это был не я, - открестился Юри, вдруг ярко припомнив случай на кухонной стойке. Наверняка Пичит что-то знал.
- А Никифоров - не твой парень, - подтвердил Пичит, - удачи.
Он демонстративно надел наушники и отвернулся, предоставляя Юри пространство для нелегкого разговора, но Юри все равно сбежал в холл. Стоявшие кружком диваны были пусты. Юри устроился на подоконнике, созерцая панораму озера. На другой стороне озера был Детройт, и до Детройта было всего шесть часов езды. Или час полета. Юри не знал, чего ему хочется больше - угнать самолет и вернуться в Детройт, спрятаться от неизбежности на шестом этаже здания из красного кирпича, или попросить Никифорова сесть за руль, чтобы еще до рассвета почувствовать его прохладный поцелуй на лбу, крепкое объятие, так хорошо загораживавшее Юри от проблем.
Нельзя было бегать от них вечно. У Виктора были причины остаться в Детройте. Челестино и Пичит весело смеялись, называя их поездку семейным уик-эндом. Проведенный в машине день пролетел под их пение и разговоры. Юри было с ними хорошо - так хорошо, будто они не ехали на первый этап Гран-при, где Юри предстояло соперничать не только с какими-то посторонними людьми, но и с Пичитом. Они вели себя так, будто это не имело значения. Вполне возможно, что они были правы. Если оставить в стороне деньги и титулы, они занимались фигурным катанием по одной причине: они это любили. Если так, Юри должен был делать то, что любил, и надеяться на то, что навыки его не подведут.
Телефон завибрировал смской. “Волнуешься?” - спрашивал Витя. Юри почувствовал, как губы сами расплываются в улыбке, а по позвоночнику скользит волна облегчения. Виктор не читал мыслей, но в отдельные моменты попадал в настроение с ювелирной точностью. Если подумать, это было не так уж сложно.
“Угадал”, - отбил Юри.
“У тебя есть причина”, - написал Виктор, - “я учусь готовить лазанью”.
Следом пришла фотография неуклюже разваливающейся массы. Масса истекала томатным соусом. Он выглядела так, как будто Витя долго бил ее и резал - возможно, даже коньками. Лазанья умоляла о прощении.
“Выглядит аппетитно”, - слукавил Юри.
“Ты мне льстишь”, - не повелся Виктор, и правильно сделал, - “когда ты вернешься, она станет более похожей на еду. Самая лучшая лазанья для победителя”.
“Вместо кацудона”, - догадался Юри.
“Твоя мама отказалась давать мне рецепт. Пришлось импровизировать”.
Юри послал ему селфи на фоне озера Милуоки. Виктор ответил селфи на фоне залитой томатной кровью кухни. Юри отметил фартук знакомого покроя: видимо, мама не оставила без ответа гостинцы Виктора и отблагодарила его подарком, сделанным своими руками. Родители и Виктор, Мари и Минако, Пичит и Челестино - они сами собой сложились в семью, окружая Юри невидимой пеленой принятия. Сколько бы медалей Юри ни взял, сколько бы падений его ни ожидало, они собирались быть рядом. Ради этого чувства Юри был готов отодвинуть на задний план свои страхи и встретить новый день с ожиданием неизбежной победы.
“Я буду смотреть трансляцию”, - последняя смс пришла уже после того как Юри зарылся головой под подушку и начал засыпать, - “и не отведу от тебя взгляда”.
“Я знаю”, - ответил Юри. Буквы расплывались. Неподалеку уютно сопел Пичит. В ванной капал недокрученный кран.
“Покажи мне лучшее, что ты можешь”.
“Покажу”, - пообещал Юри и закрыл глаза.

интермедия. история запросов

Гей-форум
Раздел: Гей-отношения
Подраздел: Гей или нет?
Тема: Как же всетаки разобраться в ориентации своего парня?
снова с вами я nikivik, он же staryi_ibanez. меня сноав забанили, но это ничего. последние вести с полей: кажется, я Ему нравлюсь! он ничего не ответил на мое предложение ,но когда у нас был следующий корпоратив Он сказал что будет кататься ради нашей Любви. я так обрадовался, что не обратил внимание на то что он говорил после этого. потом мне рассказали что Он еще говорил про любовь к Родине и к Семье.
как понять что он имел ввиду? он хочет за меня замуж или что?

Carol
возможно, он хочет ЖЕНИТЬСЯ. спроси его, это должно помочь.

yasen perets
у вас там сплошные корпоративы. нет вакансии инженера? может, замолвишь за меня словечко.

курочка рябая
кататься ради нашей любви
твой парень гонщик?

TRUE Ise King
курочка рябая, его парень водитель асфальтового катка

ice king
Carol, если что я согласен быть его женой ^__^
yasen perets, когда буду дома - обязательно спрошу!
курочка рябая, О ДА ОН ГОНЯЕТ ТОЛЬКО ТАК
TRUE Ise King, слово ice пишется через с. иди учи уроки, сосунок ~__~

TRUE Ice King
ice king, кто бы говорил.

_кустодиев_
Не дрейфь, Витя, дело на мази.


Прознав о том, что Никифоров обзавелся плазменной панелью, Пичит наотрез отказался смотреть кубок Франции дома. Субботним утром, нагрузившись бутылками с диетической колой и пакетами с недиетическими чипсами, Юри и Пичит оккупировали единственную постель в белостенной студии. Открывая своим ключом дверь, Юри порядком перетрусил: мало ли какие улики Витя мог забыть убрать в спешке перед отъездом. Он волновался напрасно - стоило им переступить порог, Пичит прямым курсом устремился к тонкому изогнутому экрану.
- Вау, - восхитился Пичит, - этот телик стоит как двушка в Митино.
Юри отчетливо услышал, как в его голове ломается шаблон.
- Какая двушка.
- Квартира двухкомнатная, - расшифровал Пичит, высыпая в муранскую мисочку крабовые чипсы, - в отдаленном районе Москвы. Впрочем, учитывая нынешнее местоположение Якова Фельцмана, логичнее было бы говорить о Купчино.
- Какое отношение к этому имеет Яков Фельцман?
- Такое, что он является тренером Виктора Никифорова, - нетерпеливо пояснил Пичит.
- А вот и не угадал, - Юри вспомнил о здоровом чувстве юмора, которое выручало его в трудную минуту, - тренером Виктора Никифорова является наш с тобой тренер. Смотри, как раз их показывают.
В плазме, которую можно было обменять на двушку в Купчино (с ремонтом и стеклопакетами), Виктор Никифоров занимался своим любимым делом: позировал на камеру. Рядом с ним застыл Челестино, на лице которого было крупными буквами написано непонимание того, что он тут делает.
- Кстати, почему ты не поехал? - запоздало удивился Пичит.
- Через неделю Ростелеком, - объяснил Юри, - Челестино решил, что лучше будет, если я посвящу это время тренировкам.
Он не был полностью честен. Конечно, Челестино так и сказал, вот только главной причиной была экономия. Первый этап позволил Юри разбавить состоявший из быстрорастворимой лапши рацион витаминами и клетчаткой, но не оставлял средств на излишества. Никифоров предложил оплатить поездку - и если бы он при этом не выглядел как умудренный годами спонсор, предлагающий покровительство голливудской старлетке, Юри мог бы и согласиться.
- Вернемся к вопросу недвижимости. Откуда столь обширные познания? - свернул с темы Юри.
- Ловкость рук и никакого мошенничества, - сказал Пичит, - шутка. Спросил у гугла. Должен же я был узнать, какая жизнь ждет тебя на чужбине.
- Шестой год в Детройте, полет нормальный. Не вижу поводов для изменений.
Пичит с королевским спокойствием указал взглядом на руку Юри.
- Это талисман, - сказал Юри, - на удачу. Мы даже вместе не живем.
- Значит, будете, - ответил Пичит, а потом они замолчали, потому что на лед вышла фея Карабос в исполнении Георгия Поповича, Россия.
- Все-таки Яков Фельцман великий тренер, - вздохнул Пичит, когда последние ноты смолкли, а люди на трибунах перестали вытирать слезы.
- Все-таки Чайковский великий композитор, - не согласился Юри. У него было много поводов так считать: помимо безупречного в своей драматичности выступления феи Карабос ему вспомнилась другая фея из того же балета. Той фее было пятнадцать; ее голову украшал венок из голубых цветов, и лучше бы ей никогда не знать, что о ней думал одиннадцатилетний тогда Юри, когда впервые ее увидел.
- Странная жеребьевка, - поделился размышлениями Пичит, - мы с тобой. Никифоров с Поповичем. Только Плисецкого отправили на Канаду. Хотя я бы не отказался с ним покататься.
- Если бы ты с ним покатался, не видать тебе золота, - хмыкнул Юри.
- Да, - пригорюнился Пичит, - жалко Леруа.
- Он ведь тебя бесил.
- Бесил? Меня? Ты что-то путаешь. Я люблю каждую земную тварь.
- Но хомячков все-таки больше, чем Леруа.
- Ты прав, - согласился Пичит, - хомячки вне конкуренции. Как ты думаешь, Никифоров поцелует мое золото?
Юри поперхнулся колой.
- Понятия не имею, как ты узнал об этом разговоре, но думаю, что нет.
- Вот так всегда. Моешь за вами посуду, готовишь завтрак, а все приятное достается тебе.
- Как посмотреть, - задумался Юри, - тебе стоит обсудить это с Виктором. Наверняка он будет очарован твоими познаниями в области русского быта.
- Я пошутил. Не было никакого гугла. Это он рассказал мне про телик.
- Судя по тому, что он обсуждает с тобой свою двушку в Купчино - у тебя есть все шансы, - сухо ответил Юри.
- У него однокомнатная, - поделился знаниями Пичит, - зато на Лиговском. Ума не приложу, как вы там поместитесь.
- Нам не привыкать, - припомнил слова сестры Юри, - откуда у тебя эта навязчивая идея, что я отсюда уеду?
- Не знаю, - неприкрыто соврал Пичит, - мне так кажется.
Он явно знал больше, чем говорил, но сейчас Юри не мог уделить внимание этому вопросу: у бортика, прикрывая перья на плечах любимой курткой, ждал своей очереди Виктор. Если грядущее выступление и волновало его, этого было совсем не видно - Никифоров казался таким расслабленным, словно вышел погулять с собакой и случайно зарулил в Бордо. Не иначе как за пивом.
Юри видел, как он катается, вблизи - вживую, протяни руку и потрогаешь - множество раз. Больше, чем требовалось для осознания того факта, что это является правдой. Но выступления, которые он смотрел на экране, уже много лет вызывали цепную реакцию, и сейчас ничего не изменилось: стоило Виктору знакомым жестом выпрямить спину и улыбнуться в никуда, никому, солнечно, холодно, как в груди расплылось предвкушение сказки. Музыка из балета о спящей красавице характеризовала это чувство как нельзя лучше - все, что делал Виктор, было невероятным и волшебным, и каждый раз Юри ждал зиму как праздник, и этим праздником был он.
Его короткую программу Юри знал до последнего движения пальцев, и все-таки Виктор исполнял ее иначе. Наблюдая за тем, как он легко и безответно выходит из квада, Юри особенно остро чувствовал их неразделимость: агапе было одной стороной монеты, лицом луны, а эрос был оборотной стороной, и только вместе они могли составить цельную картину. Это должно было случиться очень скоро. Если точнее, через неделю. Юри предпочитал об этом не думать.
- Смотри, - сказал Пичит вечером, когда они вернулись домой и компенсировали избыток быстрых углеводов хорошей порцией жареной брокколи, - Никифоров идет вразнос.
Юри прищурился. На фотографии, которую демонстрировал Пичит, Виктор и Кристоф отдыхали на бортике бассейна. Положение ног отсылало к танцу маленьких лебедей.
- Вы еще не поженились, а он уже изменяет тебе с Джакометти, - иронизировал Пичит.
- Если на то пошло, он изменяет Джакометти со мной, - поправил его Юри.
- Вот это новости, - обмер Пичит.
- Они раньше познакомились, - загибал пальцы Юри, - и мы с Крисом тоже раньше познакомились. Так что кто тут кому изменяет - большой вопрос.
- Нет. Никаких вопросов, - убито проговорил Пичит, - живите своей дружной швейцарской семьей.
- Почему своей. Нашей. Ты в деле.
- Извини, у меня мафиозный клан с Челестино и хомяками, - чопорно отказался Пичит.
- Ну если надумаешь, приезжай в Швейцарию, - предложил Юри, - мы примем тебя с распростертыми объятиями.
- Судя по избыточному сарказму, ты нервничаешь, - подметил Пичит.
- Кхм.
- И ревнуешь.
Сделав над собой усилие, Юри признал его правоту. Как бы ни называлось то, что происходило между ним и Никифоровым, происходило оно уже без малого одиннадцать месяцев. Можно было озаботиться более серьезными вопросами, чем разделение бытовых обязанностей (Виктор готовил завтрак, Юри готовил ужин, посуду мыла посудомоечная машина).
- Как его не ревновать, - вздохнул Юри, - Крис веселый, красивый, да еще и катается хорошо.
- Еще немного, и я разуверюсь в правоте твоего выбора, - напрягся Пичит. Возможно, Юри чересчур увлекся.
- Если возникнут сомнения, посмотри вокруг, - посоветовал Юри.
- На следующий день рождения подарю тебе плакат с Джакометти, - пообещал Пичит, - кстати, что ты хочешь?
- Спальное место в однушке на Лиговском, - раскрыл карты Юри. В самом деле, кого могли удивить его мечты.
- Это не ко мне.
- Золото в финале.
- Подарю тебе свое, - очаровательно улыбнулся Пичит.
- Не забудь стребовать с Никифорова поцелуй.
- Боюсь, он будет слишком занят, сцеловывая слезы с твоих щек.
- Это будут слезы счастья. Я радуюсь за друзей как за себя.
- И все-таки, что с подарком?
День рождения был бесконечно далеко. До дня рождения был Ростелеком - и даже если Пичит шутил насчет золота, в этой шутке было достаточно перца.
- Не знаю. Есть идея получше.
- Я весь внимание.
- Собирай вещи и бери приставку. Нужно пользоваться возможностью, пока Виктор прохлаждается в Бордо.
На лице Пичита медленно расцветала улыбка.
- Ты самый лучший друг, - сказал Пичит.
- Но золото ты мне не уступишь? - предположил Юри.
- Не уступлю, - согласился Пичит, - но можем разыграть в “Мортал Комбат”.
Неделя пролетела как один день - очень, очень долгий. Он был заполнен льдом и овощными коктейлями, нескончаемыми поединками на приставке и снеками. Клетка с хомячками нашла свое место на широком подоконнике студии, и еще осталось место для рисоварки, с которой Юри никогда не расставался. Все это время его преследовало чуждое ощущение конечности. Теперь, когда идея переезда была озвучена, Юри уже не мог закрыть на нее глаза, и каждая минута, проведенная им в Детройте, значила втрое больше. Зависая у окна с чашкой кофе, Юри раз за разом обводил взглядом улицы и каждый раз находил детали, которых прежде не замечал. Заселенные растениями подоконники напротив. Уличный нищий, выходящий на заработки ровно в одно и то же время. Реклама обувного магазина, черная сходка за углом, абрис крыш, утренний туман над асфальтовыми тротуарами.
Юри провел в Детройте шесть лет. Как минимум половину рассветов за последние десять месяцев он встретил здесь, в этой студии. Детройт стал его домом - вторым, неродным, но близким; странно было представлять, что Юри может вскорости его покинуть, и Юри старался не думать о расставании.
Пичит помогал по мере сил. Он красиво и отважно катал эпос о короле и фигуристе, вынуждая Юри расти и совершенствовать собственные программы. Он побеждал в каждом поединке, заставляя Юри вспоминать услышанное от Виктора высказывание про любовь, удачу и смерть. Кажется, оно было из какого-то фильма - фильма, который Юри еще не смотрел.
Единственную кровать Юри и Пичит разделили по справедливости. Пичит спал компактно и ничуть не мешал - Юри скорее опасался, что сам может ему помешать, раскидываясь морской звездой, но Пичит заверил его в своем полнейшем иммунитете к внешним раздражителям, обусловленном проведенным в обнимку с многочисленными сестричками и братиками детством. И даже здесь Юри не мог отделаться от холодящего чувства прощания. Пичит был единственным другом, с которым Юри общался лицом к лицу. Он был рядом, - они катались вместе, играли в одни и те же игры, готовили еду, - и в то же время Пичит был уже не здесь. Или не здесь был уже Юри.
Он договорился встретиться с Витей в Москве, в совместно выбранном номере на восьмом этаже какой-то гостиницы, но не стоило забывать о том, что первым местом в списке вещей, перед которыми Виктор не мог устоять, шло совершение спонтанных поступков. Оставался день до вылета, когда ключ в замке провернулся, и дверь открылась. Несмотря на то что Юри и Пичит не делали ничего крамольного, - всего лишь смотрели корейский MTV и ели тосты прямо в кровати, - сердце Юри ушло в пятки.
- Сюрприз, - пропел Виктор, внося с собой аромат осенних заморозков и страдания от подъема по лестнице.
- Доброе утро, - жизнерадостно поздоровался Пичит, осыпая крошками одеяло.
Витя застыл на месте.
- Юри, - сказал он, драматично прижав ладонь к сердцу, - ты изменяешь мне с Пичитом?
- Привет, - сказал Юри, - как было во Франции? Видел, ты отлично провел время с Крисом.
- Один-один. Вам тут не тесно было?
- Нет, - сказал Юри и тотчас же об этом пожалел: уронив дорожную сумку с плеча, Виктор с разбега прыгнул в кровать. Пичит проворно скатился на пол, а вот Юри не успел. Холодные пальцы мгновенно нащупали ребра. Сначала это было смешно, потом из глаз потекли слезы - щекотка действовала на Юри с парадоксальной эффективностью. Или это был Виктор; конечно же, это всегда был он.
- Трогательное воссоединение венценосной пары, - продекламировал Пичит с подоконника. В руках у него был мобильник, - трогательное - в буквальном смысле. А теперь еще один дубль для моего неворксейф-блога. Пожалуйста.

интермедия. история запросов

Яндекс
юри кацуки виктор никифоров неворксейф блог
что такое виктури
что такое фанфик
что такое омегаверс

запись создана: 02.04.2017 в 21:02

URL
Комментарии
2017-04-02 в 22:37 

~Мари
Я голубая трава, что живёт в сердце твоём ©
Кажется, меня сейчас разорвет. Я не знаю, что испытывать. Гордость за Виктора, который всем понравился, острое возбуждение Юри - и ужасное, ужасное возмущение поведением Виктора! - пронзительную нежность от интермедии запросов или... или безумно смеяться над ступеньками на станции Спортивная.
Это прекрасно, спасибо :heart:

2017-04-02 в 23:08 

последний девственник Америки
So many friends now and none of them mine©
СПЛИН ВЫХОДА НЕТ

а вот вход - вход есть xD


команда тим витя временно перекочевала в тим юри и смотрит с неодобрением, наворачивая эрос котлеты вокруг вити xD

2017-04-03 в 02:01 

Фран.
сам себе сама
боже, бедный юри! он же сейчас лед расплавит :lol: я чуть не скончался, это же пытка, а не чтение :lol: какое-то новое дно юста - одно дело не знать и мечтать, другое знать наверняка - и не получать, какое зверство
непобедимый союз с минако чудесен))) витя в форме :inlove: и конечно запросы - пропел и пропал))

2017-04-03 в 02:11 

primorskaja
Тот, кто идет не в ногу, слышит другой барабан (с)
Слушайте, ну Витя, конечно, кремень, когда задастся целью:-D Это ж какие глубины самопожертвования и воздержания он познал ради Юри))
И на контрасте яндекс-запросы:heart:

2017-04-03 в 12:48 

Рене
Поцелуй Маджолины превратил часть Муй-муев в злобных Буй-буев.
thett,
огромнейшее спасибо за продолжение) читала и наслаждалась каждым словом)
и отдельно. ужасно понравилось как обстебали сцену с кацудоном) какой вопрос, какой и ответ, дескать))
откуда было Юри знать. что Виктор везде найдет выход.)
боже, я в такой любви) еще раз спасибо. :white::love:

2017-04-03 в 13:38 

thett
светолюбивое растение
~Мари, Я не знаю, что испытывать
все сразу! и пейте до дна.
ночью хорошо вдвоем в постели пить третьей мировой войны коктейли :olush:

последний девственник Америки, КЛЮЧ ПОВЕРНИ
И ПОЛЕТЕЛИ
что-то растащило, да
а витя как в каноне :gigi:

Фран., какое-то новое дно юста
в подпись :love:

одно дело не знать и мечтать, другое знать наверняка - и не получать, какое зверство
семейные игры для продвинутых пар :chups:
полагаю, при такой динамике им никогда не будет друг с другом скучно!

пропел и пропал))
в подпись-2
ты мой котик

primorskaja, Это ж какие глубины самопожертвования и воздержания он познал ради Юри))
ну кстати да
он ведь ЗАБОТИЛСЯ
хотел КАК ЛУЧШЕ
ему после этого самого очень трудно СОБРАТЬСЯ

Рене, кацудон напрашивался. котлета страсти, блин
спасибо что остаетесь на нашем канале, стей тюнед :heart:

URL
2017-04-03 в 15:58 

Stella Del Mare
. Юри мог пойти и откатать короткую на сотню; потом пойти и откатать произвольную на две, а потом вернуться в Хасецу и бегать к храму и обратно, пока ноги не отсохнут, а из головы не выветрятся глупые влюбленные мысли
онсен не дровами топят? можно было бы еще дров нарубить...:lol:
а вообще - бедный..Витя...:gigi: дада) с Юри-то понятно - его в данном случае доводят, заводят и оставляют, но - он этого не знал, а тут надо было придумать, в голове все проиграть/прокрутить, знать на что идешь и еще проделать все это...и после всего остается только запеть от тоски барселона: И вдвоем под одним шерстяным одеялом остаемся зимовать... так что да - настоящий тренер бедный Витя)
но..зато вот так рождается клинок булатный лепится эрос)
спасибо большое - удивительное продолжение:heart::heart::heart:

2017-04-03 в 17:09 

~Мари
Я голубая трава, что живёт в сердце твоём ©
thett, как бы не захлебнуться :heart:

2017-04-03 в 17:37 

Tivel
it came from the woods (most strange things do)
thett, полагаю, при такой динамике им никогда не будет друг с другом скучно!
вот! это очень круто

вообще всё такое крутое, пиши же дальше!
содержательные отзывы сегодня не мой конёк, но представьте тут что-нибудь более полноценное, читаю фик с огромным удовольствием

2017-04-03 в 23:17 

thett
светолюбивое растение
Stella Del Mare, онсен топят горячими источниками :gigi: но мысль совершенно верная.
дрова пусть витенька рубит. и думает о своем поведении

его в данном случае доводят, заводят и оставляют
все-таки вы описываете происходящее с непревзойденной точностью

И вдвоем под одним шерстяным одеялом остаемся зимовать
как хорошо сплин заходит :love:

~Мари, :wine:

Tivel, вот! это очень круто
с этими ребятами я того и гляди начну верить в любовь :gigi:

спасибо, что находишь время оставить записку, дорогая
мне этого хватает
пишу :*

URL
2017-04-08 в 04:28 

Рене
Поцелуй Маджолины превратил часть Муй-муев в злобных Буй-буев.
Это просто как раз то, что мне было надо) боже, у меня никаких слов, я в любви, полна счастья и впечатлений)
Огромное спасибо за продолжение) все понравилось, и то, что не прошло и года, но они наконец-то начинают понимать, что значат для друг друга, и за обретение еще такой хрупкой, но все же уверенности Юри, за солнечного пчихита, соревнования, Криса, и еще десятки мелочей, от которых так хорошо.)
Спасибо)

2017-04-08 в 09:43 

Фран.
сам себе сама
как же с ними хорошо

2017-04-08 в 10:33 

~Мари
Я голубая трава, что живёт в сердце твоём ©
Какие же они чудесные, просто чудесные, нет слов я тону :heart:
Место в однушке на Лиговском как предмет мечтаний - это настоящая любовь :heart:

2017-04-08 в 11:05 

Stella Del Mare
как же с ними хорошо
+ много:heart:
вообще, в текст хочется зарыться, укрыться им, утонуть во всей этой истории и не вижу причин себе отказывать в этом удовольствии:heart: СПАСИБО:squeeze::squeeze::squeeze: продолжение трогательное, страстное, горячее и нетерпеливое, а еще ревнивое, дружеское и ... уже семейно-уютное: вот уже и гнездышко в перспективе на горизонте надо отдать должное Юри: он тоже разбирается в дислокации и подушка в однушке на Лиговскм кажется симпатичнее ее же, но в двушке в Купчино) гугл всем поможет - восхитительное чувство, когда понимаешь: вот то, что ты хочешь любимым героям:heart::heart::heart:
И как это волшебно - переживать с ними все: на сцене в подсобке сгорела, над фото с лазаньей почувствовала очередной прилив гордости и нежности: а наш Витя -молодец, на фразе Или же это был Виктор; конечно же, это всегда был он почувствовала, что в глазах очередной раз защипало предательски...спасибо за такое счастье - чувствовать:heart:
Интермедия - отдельное спасибо :lol::love: а картинка, как Витя читает омегаверс у меня уже перед глазами:lol:

2017-04-08 в 16:45 

Tivel
it came from the woods (most strange things do)
принятие - чудесная тема.
пичит просто СИЯЕТ, прямо развернулся на полную, все эти их диалоги про кто возьмёт золото итакдалее :heart: и блог, конечно же :lol:

2017-04-08 в 19:25 

ma_gg_i
а Юрочка у нас значит в Канаде, интерееесно

2017-04-09 в 03:35 

thett
светолюбивое растение
Рене, бессловесное счастье - эталонный показатель)) здорово, что все получилось так хорошо.

что не прошло и года, но они наконец-то начинают понимать, что значат для друг друга
никогда не устану это в них любить

спасибо тебе *)

Фран., и мне с ними
и с вами :sunny:

~Мари, Место в однушке на Лиговском как предмет мечтаний - это настоящая любовь
юри полагалось место в ней, когда вите ее даже еще не подарили. вот это настоящая магия

Stella Del Mare, :love:
зарывайтесь, укрывайтесь и тоните. вся эта куча одеял и сухих листьев к вашим услугам.)
спасибо, что чувствуете вместе с ними
и со мной *)
не знаю, как витя отнесся бы к омегаверсу, но в этом фандоме он определенно найдет себе что-то по душе :gigi:

Tivel, принятие - чудесная тема
+100500!
прямо бальзам. рижский

пичит просто СИЯЕТ, прямо развернулся на полную, все эти их диалоги про кто возьмёт золото итакдалее
о как приятно что тебе нравится пичит. кто бы мог подумать, что писать дружбу будет так увлекательно!

ma_gg_i, юрочка сделал леруа. он идет к успеху. он ТРУ АЙС КИНГ

URL
2017-04-12 в 22:31 

матрешка.
Пиво и курочка (с) / Любое утро, которое начинается с Anthem - прекрасно! (с)
Спасибо)) Это бездонное дно ведет куда-то в космос. Прекрасный Витя, прекрасно-ужасный Юри, любить, жалеть, придавать сил, прекрасный Пхичит :heart::heart::heart:

2017-04-13 в 10:05 

последний девственник Америки
So many friends now and none of them mine©
юри кацуки виктор никифоров неворксейф блог
что такое виктури
что такое фанфик
что такое омегаверс


История падения бога xD

Спасибо за обновление!)

2017-04-13 в 13:04 

thett
светолюбивое растение
матрешка., Это бездонное дно ведет куда-то в космос
С ДНЕМ КОСМОНАВТИКИ
:gigi:

последний девственник Америки, он одним глазком.)

URL
2017-04-13 в 13:22 

матрешка.
Пиво и курочка (с) / Любое утро, которое начинается с Anthem - прекрасно! (с)
thett, С ДНЕМ КОСМОНАВТИКИ
БЛИН :buh:

2017-04-13 в 13:53 

Фран.
сам себе сама
С ДНЕМ КОСМОНАВТИКИ :lol::lol:

2017-04-13 в 16:42 

ma_gg_i
ТРУ АЙС КИНГ
это вот - https://www.youtube.com/watch?v=8UYVDUNjSCU
нинада так :lol:
ну и с прошедшим праздничком, раз уж пришла

2017-04-13 в 16:59 

Фран.
сам себе сама
ах джонне :inlove:

2017-04-19 в 20:47 

jf,j
low capacity person
На взгляд Юри, в этом ряду не хватало пары принципиально важных моментов, но Юри свои взгляды никому не навязывал.
тдавая себе отчет в том, что происходящее, подчиняясь прихоти Никифорова, может снова ничем не кончиться, и принимая это.
Стоило Юри вступить в отношения, как он тут же обрёк себя на что угодно внутри них, всё, что идёт от Вити - дар, требовать чего-то Юри не вправе, он поступится желаниями, но настаивать не будет, до сих пор не может присвоить эти отношения себе.

Если Яков дрючит его так, как меня, то он у всех нас золото уведет.
“И серебро тоже. И бронзу. И кольца подрежет”.

Мне представилась такая программа :lol:
гопо!Юра навсегда в сердце Юри :lol:

Каждый раз плакал, когда обходил Гошу.
По-моему, всё вокруг Гоши имеет налёт трагикомедии разной степени тяжести, и не плакать было бы сложно :lol:

- Этому его учить не нужно, - отмахнулся Витя,
:heart: Он хорошо его узнал за всё это время. Хотя именно это он, пожалуй, узнал ещё тогда, на банкете. Юри был неприступным.

и не мог объяснить, как он делает то, что делает.
Волшебство таланта.

Люди, которые любили Юри, полюбили и Виктора; Юри тоже любил Виктора, и сквозь это чувство пробивались отразившиеся по загадочной траектории голоса родных и друзей. Так ясно Юри не слышал их еще никогда.
Ох, какая классная трактовка канона, того странного откровения в интервью, когда все родные-близкие прифигели от того, что Юри не ощущал их поддержки - что через Витю Юри наконец почувствовал свой мир не болотом - почувствовал мир живым. Не зря привёз Витю домой, не зря впустил в прошлое, любовь Вити насытила пространство-время, дала Юри ощутить самого себя в собственном мире своим, в объятиях этого мира.

docs.google.com
Это было так прочувствованно, так влюблённо, что я чуть не расплакалась, растрогавшись :heart::weep3:

Очень скоро он потерял счет времени. Когда Юри в последний раз смотрел на часы, часы показывали восемь - но сейчас он даже не мог сказать, в какую сторону им следует идти. Сплетение рук и ног в нес
Мне ужасно нравится, как вы описываете эту тактильную тягу друг к другу, утоление тактильной жажды, все переплетения касаний кажутся такими уютно-животворящими, создающими "своё", своё пространство присутствия и утверждающими жизнь.

Увлеченный наполеоновскими планами, Юри забыл сравнить себя с остальными участниками соревнований и посетовать на свой почтенный возраст.
Виктор гений :heart:

- О чем ты думаешь, когда катаешь эрос? - спросил Витя.
Это было последнее, что Юри ожидал услышать.

Честно говоря, я прекрасно понимаю Витю. Вдруг там такой же гугл.док, как у него. Я бы тоже послушала.
Но ответ :lol: Мне определённо нравится, что вы делаете с каноном. Меня раздирало на части от нелепости его юмора, от сочетания юмора с такой мощной и лиричной темой любви, в тексте же юмор распылился по всем участникам событий, и это так хорошо :heart:

, а Челестино концепцию тревоги не понимал изначально.
Бедный Юри! Как же он все эти годы.
То есть Челестино прекрасен, как скала, прекрасен со своей присказкой про сим победиши, но Юри-то надо другое!

- Серьезно, поговори со своим Никифоровым.
- Чтобы он разочаровался во мне и убедился в том, что я не стою его времени и усилий?

Бедный Юри, он так нервничает.
Но мне нравится, как быстро Пхичит заменил один синоним другим, раз Юри от волнения упёрся. :lol:
Главное, против того, что Никифоров ему свой, Юри ничего не имеет))

Юри должен был делать то, что любил, и надеяться на то, что навыки его не подведут.
Вот! Идеальный рецепт любого дела!

- Трогательное воссоединение венценосной пары, - продекламировал Пичит с подоконника. В руках у него был мобильник, - трогательное - в буквальном смысле. А теперь еще один дубль для моего неворксейф-блога. Пожалуйста.
И мне очень нравится, как легко Пхичит ориентируется в любой ситуации, он мог бы служить в войсках быстрого реагирования :lol:

Коммуналка снова была на высоте, все эти кочевья, перекочёвки, ночёвки на разных концах света и в квартирах через полгорода, друг у друга, у друзей, у родных, у друзей родных и родных друзей, сближающие, создающие дом не из стен вокруг кого-то, а из людей, которые плотно связаны между собой :heart: В этой истории очень мощно ощущается поддержка, и каждое отчаяние, каждый срыв и волнение, каждая обманутая было надежда оборачивается ей.

2017-04-22 в 03:28 

thett
светолюбивое растение
jf,j, до сих пор не может присвоить эти отношения себе
нужно было пройти с витей все, увидеть все солнечные луга и долины зла, чтобы это получилось
это я снова про манипуляции и чтение чужой почты

всё вокруг Гоши имеет налёт трагикомедии разной степени тяжести
вот! идеальный гоша в одном предложении.
замечательный персонаж и конкурсы интересные

Юри был неприступным
юри кремень. челестино воспитал на славу :gigi:

любовь Вити насытила пространство-время, дала Юри ощутить самого себя в собственном мире своим, в объятиях этого мира
здесь нужен звук диалапного модема.
загадочно у юри это все устроено

Мне ужасно нравится, как вы описываете эту тактильную тягу друг к другу, утоление тактильной жажды
этот сериал оттоптал мне все мозоли. как витя обнимает юри, подъезжает к нему так и эдак - а юри ломается, вредина такая. кремень как есть

Мне определённо нравится, что вы делаете с каноном. Меня раздирало на части от нелепости его юмора
ради таких мелочей вся эта история и случилась
не могу не предполагать у юри мощное чувство юмора и внутренний саркастический диалог.
котлета, да. что же еще

как быстро Пхичит заменил один синоним другим
пичит схватывает на лету и зрит в корень
в нем древняя тайская магия!

Коммуналка снова была на высоте, все эти кочевья, перекочёвки, ночёвки на разных концах света и в квартирах через полгорода, друг у друга, у друзей, у родных, у друзей родных и родных друзей, сближающие, создающие дом не из стен вокруг кого-то, а из людей, которые плотно связаны между собой :heart: В этой истории очень мощно ощущается поддержка, и каждое отчаяние, каждый срыв и волнение, каждая обманутая было надежда оборачивается ей
ЭТО В ВАШИХ СЛОВАХ ПОДДЕРЖКА
до слез, серьезно
невероятно что это считывается
откуда в вас такое чувствование.
потрясающе знать, что получилось показать всю эту красоту и силу
потому что это чувство. оно такое необходимое. достаточно крохи, чтобы все осветилось

URL
2017-04-22 в 09:12 

jf,j
low capacity person
thett, здесь нужен звук диалапного модема.
даааа :lol:

не могу не предполагать у юри мощное чувство юмора и внутренний саркастический диалог.
котлета, да. что же еще

просто по еде он тоже очень юстится :lol:
бтв, мне очень понравилось, как он часто засыпал с мыслями о еде - такой далёкой, желанной, недоступной :lol:
и как вредное пиво в холодильнике стояло стражей на пути к вредной еде.


в нем древняя тайская магия!
:inlove:

:heart:
мне знакомо это - и восхитительно, что вы об этом пишите, восхитительно видеть, как оно проступает в тексте - чувство волшебного узнавания. like a sharing one world чтобы не сказать "делиться", нет в этом деления, дробления.
потому что это чувство. оно такое необходимое.
да
сердцевина жизни

2017-04-29 в 17:44 

thett
светолюбивое растение
jf,j, просто по еде он тоже очень юстится
еда на первом месте. неудивительно то, что витя так долго не мог пробиться к сердцу - поди пробейся через мамин кацудон!

чувство волшебного узнавания. like a sharing one world
именно оно. sharing worlds through the words

URL
2017-04-29 в 17:56 

jf,j
low capacity person
thett, еда на первом месте. неудивительно то, что витя так долго не мог пробиться к сердцу - поди пробейся через мамин кацудон!
но он смог и даже научился готовить сложные блюда!))

sharing worlds through the words
:heart:

     

Падре хуядре

главная